Гульзада Камартдинова

Беседовал Рашит АХМЕТОВ, газета «Звезда Поволжья», №8 (974), 27 февраля – 4 марта 2020 года, №9 (975), 5 – 11 марта 2020 года, 12 – 18 марта 2020 года.


Заслуженная артистка Татарстана Гульзада Камартдинова - одна из лучших актрис Татарстана, работает в Буинском театре. Получила премию «Тантана-2018» за роль женщины-чиновницы в спектакле «Памятник» Дамира Салимзянова. Каждая роль ее становится событием - она считается примой Буинского театра. Великолепно сыграла в спектакле «Папоротник» Егора Чернышева, который пригласили на «Золотую маску плюс» в этом году. Последняя премьера - «Барыня» (по «Муму» Тургенева), спектакль Тимура Кулова. Роли отличаются искренностью, она не играет, а словно перерождается, «существует» на сцене.

Гульзада Камартдинова - Весы, родилась 14 октября. Стихия - воздух. Планета-управитель - Венера. Представители этого знака свободолюбивы, творчески одарены, они играют главенствующую роль, но не открыто, чаще находясь в тени. У них нет привязанности к вещам. Гороскоп утверждает, что эти люди скорее не актеры, а режиссеры. То есть, возможно, нам еще она откроется и с режиссерской стороны. Эти люди любят путешествовать, для них путешествие не просто физическое перемещение, а символ свободы духа. Они консервативны, одеваются элегантно и со вкусом, но не следуют модным тенденциям, не экстравагантны. Это позитивные личности, легки на подъем. К намеченной цели идут медленно и уверенно и не любят, чтобы их подгоняли. Трудолюбивы и организованны, предпочитают порядок в работе. Это практичные, честные люди, им не присуща алчность. Однолюбы, преданные своему партнеру, в людях ценят внутреннюю красоту. Не выносят, когда ими командуют. Это подлинные романтики. Чаще всего снится природа, детство. Теперь, когда астрология расставила некоторые ориентиры, обратимся к интервью с талантливейшей, внутренне собранной, словно изнутри мощно заряженной актрисой, «пробивающей» зал. Это, кстати, показатель, что у нее было достаточное количество реинкарнаций, она опытный дух:


- Гульзада Ильдаровна, расскажите, как Вы пришли в театр?

- Я закончила педучилище в Тетюшах. Закончила на «отлично». Меня отправили в Казань, должна была устроиться на работу в детский садик. Это было лето, четыре недели пробыла в Казани, и что-то мне расхотелось жить в Казани. Две мои старшие сестры работали уже в Буинском театре. И они мне посоветовали попробовать себя в театре. Я была очень стеснительным ребенком, была большой скромницей, поэтому очень сомневалась. Сначала пришла, но не зашла в театр. Потом через два месяца еще раз пришла. Раиль Ильдарович Садриев произвел на меня впечатление, он по-доброму ко мне относился, как отец. Меня удивило, что мы родились с ним в один день. И что у нас одно отчество. И две мои сестры здесь работали, это мне прибавило сил. Но я никогда не мечтала быть актрисой, хотела быть учительницей или, может, бухгалтером. Было мне тогда 18 лет.


- Какая была первая роль?

- Первая роль была бабушка в спектакле по пьесе Туфана Миннуллина «Зятья Гергери».

- Роль была продолжительная?

- Да, была ответственная роль, мы были с Раилем Ильдаровичем партнерами по сцене. Он меня на тачке выкатывал. Ему не очень понравилась моя игра. Первый год в театре для меня был самым тяжелым, была не уверена в себе. Тяжело было учить роли, тем более руководитель у нас не простой, на эмоциях. Мы входили в автобус, чтобы ехать домой, и Раиль Ильдарович всегда говорил: «Самое слабое звено - это у нас Гульзада. Гульзада, нужно подтягиваться, нужно подтягиваться». Этот первый год в театре был для меня решающим, он меня сильно изменил. Если со стороны посмотреть, актер - легкая профессия, актеры вагоны не разгружают. Тогда именно поняла, что быть артистом непросто. Нужно много работать, нужно много переживать, много думать, много читать. Но наш учитель Раиль Ильдарович, наверное, от Бога. Мне кажется, он из любого человека может сделать актера.


- Но, помню, он и сам был самоучкой, по профессии историк, окончил КФУ. Говорил, что любил театр, был спонсором Театра Камала. Когда создавал театр в Буинске, в Театре Камала его всерьез не воспринимали, называли его театр «дворовой командой». Не считали, что он может быть руководителем театрального процесса. Но у него была всепоглощающая страсть к театру. И, видимо, он эту страсть может передавать молодым актерам. А когда к Вам пришел первый успех?

- Хотя Раиль Ильдарович и кричал на меня иногда, но, как ни странно, после моей первой роли бабушки поверил в меня, начал доверять роли. Первые три года много играла бабушек татарских. После этого первого спектакля многие главные роли спектаклей давались мне. Но и труппа у нас была маленькая, здесь мне повезло. Вообще, по жизни я везучая.

- Что это значит?

- Я сильно верю в Аллаха, но я не фанатка. Просто верю. Вот эта вера мне помогла. Придя в театр, поняла, что мысль материальна. Детство у меня было трудное. Мы росли только с мамой. Как обычно в России, отец пил, дрался, мама развелась. Нелегкое было детство, денег не хватало, мама работала дояркой. Я всегда мечтала, чтобы мама мной гордилась. Всегда мечтала, чтобы отец, который где-то ходит по стране, чтобы он слышал обо мне и мог кому-то где-то похвалиться мной - «Вот это моя дочь». Наверное, поэтому и в школе, и в училище, и в институте, и на работе всегда старалась быть лучшей. Всегда старалась быть первой. Мечтала о хорошей жизни. Мечтала о хорошей работе. И чтоб эти мысли никогда не прекращались.


- Мысль материальна, сильно мечтали - вот и сбылось.

- Я мечтательница, не перестаю мечтать, и мысли у меня только хорошие.


- Когда Раиль Ильдарович стал Вас хвалить, когда появилось ощущение, что получается?

- Рашит Ракипович, у меня никогда этого чувства нет, я никогда не уверена в себе. Когда бы ни играла, все равно недовольна собой, как будто чего-то не хватает, как будто что-то неправильно делаешь. Выходишь на сцену, играешь, как душа просит. Всегда, когда работаешь над ролью, режиссер предлагает свое, актер, мне кажется, как-то должен все это под себя делать. Получается - не получается, твое – не твое, только через некоторое время начинается понимание. Что, как.


- Какой период времени Вам необходим, чтобы осознать роль. Почувствовать, как душа просит?

- Примерно 20 репетиций и 15 спектаклей. Спектакли, чтобы почувствовать зрителя. И репетиций нужно побольше. Это еще зависит от роли. Когда героиня похожа на тебя, то легче дается. В «Барыне», считаю, самая тяжелая для меня роль. Потому что сначала не понимала ее. Это серьезная работа и для меня, и для театра.

- Сейчас уже знаете, как «Барыню» играть?

- Думаю, что 50% знаю. Но еще 50%, и даже, может, больше, еще нужно узнавать.


- А почему, по-вашему, Барыня такая садистка? Как стала такой?

- Мне кажется, жизнь ее сделала такой. Мне кажется, она делает зло, но внутри не

понимает, что делает зло. Она как будто играет в жизни, а не осознает.


- То есть совесть у нее так и не проснулась, она инфантильна, ребенок? Ломает игрушку и не понимает, что ломает.

- Вы думаете, все люди понимают, что они делают зло? Многие совершают грех, но не осознают этого. Они стараются внутри себя оправдать.


- Но при этом понимая, что должны себя оправдать, они понимают, что совершают грех.

- Многие так изощренно себя оправдывают, что в конце концов они уже и не понимают, что совершают зло, обманывают себя.


- Сердце постепенно становится каменным. Вернемся к Вашей театральной юности. Вот прошел первый год в театре и Вы уже ни о чем другом не мечтали, кроме как о театре? Играть, играть, играть?

- Не думала, что останусь в театре так надолго. Тогда я еще не была ведущей актрисой. Была молодой. Думала, еще что-то попробую. Что это не такая серьезная работа. Если планируешь семью, всегда думаешь, как муж отнесется к твоей работе. Если появятся дети, как их воспитывать при такой работе. Как это все связать. Всегда есть внутренние весы у человека. Тем более, я родилась под знаком Весов. Получается, ты всегда взвешиваешь - надо мне это, не надо мне это. Оказывается, иногда не нужно загадывать, жизнь сама за тебя все решает. Дальше пошло, пошло, пошло…


- И вы чувствуете, что это Ваше?

- Да. Сейчас не представляю жизнь без театра. Сейчас я уже в возрасте. Люди в таком возрасте имеют семью, у многих по два, по три ребенка, я уже понимаю, что мне это надо, и все равно возникает вопрос, если у меня появится семья - как я буду жить без театра?


- Огромное количество выдающихся актрис в браке - и хорошо живут. Даже еще лучше стали играть. Потому что по метафизике брака, если он по любви, сила, энергия объединения возрастает синергетически в 7 раз. Все эти природные процессы придают энергию, если не быть невежественным и понимать эти силы, метафизику брака. Природа создала брак как органическое цельное существование.

- Мне даже на год не хочется уходить.


- Когда же все-таки пришло ощущение успеха?

- Последние три года. В 2018 году получила «Тантану» за роль властной женщины-начальницы.


- Вы любите играть властных женщин?

- Мне нравятся сильные женщины, бизнес-вумен. Но хочется играть и слабеньких

женщин, но, кажется, не получается.


- Вы сами не слабая, всегда, словно воительница, амазонка. Чувствуете в себе энергию, для того, чтобы бороться? Вы оптимистка?

- Оптимистка. В 2019 году получила звание «заслуженная артистка Татарстана».

- На фотографии видно, с каким удовольствием Минниханов вручал Вам медаль заслуженной артистки Татарстана.

- Смотрела на эту фотографию и думала, кто такой Минниханов, и кто такая я. Он таких, как я, поздравляет несколько раз в день. Я всегда хочу нравиться людям. Боюсь обидеть людей. Мне нравится быть такой, какая есть.


- В скольких спектаклях уже сыграли?

- Много. Спектаклей 20 точно есть.


- Самая удавшаяся Вам роль, какая, по Вашему мнению?

- Самая удавшаяся - «Килэ ява» («Вызывали…», пьеса по Зульфату Хакиму, режиссер Фарид Бикчантаев). После этого спектакля все как-то пошло лучше в моей актерской карьере. Потому что у меня была мечта сыграть на сцене Театра Камала, когда уже поняла, кем я работаю. И я тогда хотела поприсутствовать, просто поприсутствовать на репетиции, когда репетирует Фарид Рафкатович. Эта мечта моя сбылась. Он меня похвалил. Это был хороший импульс для меня.


- Узловой момент Вашей актерской биографии. Я этот спектакль помню, какой он произвел фурор. Думал, вы уже раньше играли на подобном уровне.

- Были раньше хорошие спектакли. Но этот стал действительно узловым моментом. Я считаю, с него раскрылась. Роль Раиля Ильдаровича в этом - 90%. Но Фарид Рафкатович для нас был какой-то легендарный, недосягаемый режиссер. Все татарские актеры хотят сыграть на сцене Театра Камала. И моей мечтой молодой актрисы было именно поработать с Фаридом Рафкатовичем. Эта мечта сбылась. И до этого много играла. Но вера в себя у меня после этого спектакля появилась. И спектакли у нас после этого пошли по нарастающей, все сильнее. А до этого у нас в основном были комедии, простые комедии, обыденные.


- Помню, был талантливый спектакль, Буинская «дворовая команда» переиграла тогда Театр Камала. Сейчас какой режиссер интересен для Вас?

- Тимур Кулов. У него неожиданные решения.

- Вы сыграли в спектакле «Иранская конференция» Егора Чернышева иранскую поэтессу Ширин Ширази. Как считаете, роль удалась?

- Мне самой нравится эта роль. Она мне по душе. Даже не приходится играть, что-то, выходит само по себе. Но внутри меня все равно возникает вопрос, правильно ли я делаю. Люди подходят, говорят иногда, стихотворение ты неправильно читаешь, например. У меня внутри возникают сомнения, правильно ли я играю.


- Вы сами стихи пишете?

- Нет. Может быть, поэтому у меня сомнения в моей трактовке роли.


- Может, Вам нужно много иранской поэзии прочитать, чтобы возникла высокая тонкая поэтическая восточная нота, которая контрастна ко всем рационально выступающим остальным «западным» докладчикам в спектакле. Она же любит Аллаха. Влада Куприна осуждала вырыпаевские тексты, говорила, что не любит Вырыпаева за его «религиозные проповеди». У вас, наверное, должно быть как раз растворение в любви к Аллаху поэтессы, то есть творчество как гимн Аллаху. В Коране поэтический текст. Тем более, что Вы сами очень религиозны. Ваша вера и сердце должны быть «выше» западного рационализма, мудрость выше ума. Это не выступление героини на конференции, это молитва. Молитва побеждает рационализм, причем не иррациональностью, а более высоким уровнем знания. Здесь нужно консультироваться с муллами.

- Скорее всего, да. «Иранская конференция» запомнилась. Примерно на эту тему и спектакль «Благодать» по Артуру Соломонову. Поставил хороший режиссер, молодой Ильшат Мухутдинов. «Памятник» был интересный спектакль.

- Настолько Вы там сыграли узнаваемо чиновницу, что эта роль украсила бы любой крупный московский театр. Вы как, ощущаете себя актрисой, соразмерной с Чулпан Хаматовой? Вы ощущаете себя, что еще не раскрыты, как актриса?

- Да, чувствую, могла бы играть глубже. Думаю, у актеров- татар, как женщин, так и мужчин, все еще сохраняются комплексы относительно московских актеров. Я знаю, что у меня есть куча комплексов. Мне кажется, если бы не было этих комплексов, можно было бы на всю катушку играть.

- Мне кажется, это трепетное отношения и сакральный страх перед ролью характерны только для очень талантливых людей. У любой медали две стороны, может быть, некоторые комплексы и нужны. Театр - астральное искусство, перевоплощение, сначала нужно найти духа роли, который будет помогать. Предлагал Раилю Садриеву повесить девиз перед входом в зал, как девиз Буинского театра - «Мужество открывает все двери». Чтобы девиз «толкал» театр выше, преодолевая страх препятствий. Чтобы его повторяли актеры перед каждым спектаклем. Это магическая формула удачи. Метафизика утверждает, лучше совершить ошибочный шаг, чем не совершать никакого шага. У вас остается желание играть на Камаловской сцене?

- Мы уже сыграли на большой и на малой сценах Театра Камала. Я бы пошла туда поработать просто по найму, потому что не хочу покидать свой Буинский театр. Здесь моя вторая семья. Здесь уютно, здесь хорошо. Сюда хочется приходить. Если ты идешь на работу с желанием, со рвением, то глаза у тебя горят. Ты знаешь, те, кто рядом, тебя никогда не подведут. В нашем театре буинцы любят Раиля Ильдаровича. Он номер один. Театр - его сын. Он отец театра. И мы, как свита, играем короля. Мы уже долго работаем в театре, и свой зритель есть у каждого актера. Это по соцсетям ощущаем, обычно пишут хорошие слова после спектакля. Обычно в маленьком городе все друг друга знают. И знакомые, друзья приносят подарки, поздравляют с удачной ролью. И часто незнакомые зрители после спектакля приносят тебе цветы. У нашего театра есть свой особый зритель, который нам верит. И на гастролях нас очень любят.


- Вы можете охарактеризовать своего зрителя?

- Мне кажется, на наши спектакли ходит простой народ. Не интеллигенты, а простой народ, который хочет прийти и посмотреть спектакль о себе, о своей жизни. Сейчас мы поставили спектакль по Зифе Кадыровой, это драма, комедийных моментов очень мало. До этого многие приходили на комедии, чтобы посмеяться. Раиль Ильдарович сначала нас так и называл - Театр сатиры. Гастролируем мы в основном с комедиями. «Иранскую конференцию» сложновато брать на гастроли. «Абага» хороший спектакль, на него идут. У нас были и зарубежные гастроли, в Сербию и Турцию. Нас там хорошо воспринимали. Были там зрители-татары - они приходили в восторг от татарской речи.


- Вам самой что больше нравится играть – драму или комедию?

- Конечно, драму. Комедия тоже не простой жанр, сложный, часто в комедии нужно больше работать, чем в драме. Конечно, ничто легко не дается. Но драма у меня больше получается.


- Вы сами по себе интроверт, закрытый человек?

- Нет.


- Кого хотели бы сыграть?

- Хотела бы сыграть «Медею».


- В конкуренцию с Мадиной Гайнуллиной?

- Не в конкуренцию. Мне очень сильно нравится Мадина Гайнуллина как актриса, просто хотелось бы самой попробовать эту роль. Мне очень нравилась Нафиса Хайруллина. У нее не так много работ. Вроде, она ничего не делала на сцене, но у нее был такой шарм. Мне нравятся такие актрисы. Алсу Гайнуллина. Я была фанаткой Алсу Гайнуллиной с детства. С творчеством Нафисы Хайруллиной и Мадины Гайнуллиной познакомилась, уже работая сама в театре. Из молодых мне нравится Лейсан Файзуллина. Я смотрела не весь репертуар Камаловского театра. Но в последнем спектакле мне понравилась Люция Хамитова. После этой роли я как-то по-другому начала на нее смотреть.


- Из актеров-мужчин кого выделяете?

- Я больше обращаю внимание на женщин.


- Мужчины - что, это расходный материал?

- Нет, так не считаю. Нравятся Искандер Хайруллин и Эмиль Талипов. Хабенский нравится, Павел Прилучный. Смотрю в основном российские фильмы. Но вот в прошлом году посмотрела «Джокера», великолепный актер, сразу была уверена, он получит «Оскар». «Однажды в Голливуде» Тарантино, «Ирландца» Скорсезе пока не смотрела. Любимый мой фильм - «Москва слезам не верит».


- Вы не видели спектакль Бекмамбетова «Ходжа Насреддин», где Искандер Хайруллин и Эмиль Талипов главные роли играли?

- Нет, не видела.


- Некоторые московские критики говорят, что «Иранская конференция» Театра наций, где иранскую поэтессу играет Чулпан Хаматова, слабее, чем «Иранская конференция» Буинского театра.

- Я, к сожалению, не видела «Иранскую конференцию» Театра наций, но очень хочется посмотреть. А вы видели?


- Нет, только отрывки. Но, по-моему, для них спектакль является игровым, а для актеров Буинского театра взаимодействие христианства, атеизма и ислама является глубоким внутренним переживанием, вопросом смысла жизни. В Буинск на III Театральный фестиваль приезжала Джаннет Селимова, главный режиссер Бакинского ТЮЗа, ученица Товстоногова, постановщик всех праздников в Баку, воспитавшая актера Шовги, любимый режиссер Ильхама Алиева. Ее брат Лотфи Заде – крупнейший математик из Беркли, автор теории нечеткой логики и нечетких множеств, соединяющей математику и интуицию. У меня с Джаннет было взаимопонимание, и она говорила о Буинском театре: «У провинциальных театров поразительная искренность, то, что потеряли большие театры». Живая энергия. До Шекспира Буинский театр доберется?

- Дай Бог. Наверное, Дездемону можно попробовать сыграть, к Офелии у меня меньше тяга. Иногда роль в пьесе может быть и не главная, но режиссер так придумает, что становится главной. Мы над спектаклем «Барыня» когда начинали работать, даже и не думали, что Тимур Кулов сделает ее таким сильным главным персонажем.


- Татьяна, любимая Герасима, читает в «Барыне» сильный монолог о языке, Олег Лоевский предлагал его исключить, а мне кажется это одно из ударных мест спектакля.

- Нияз Игламов выразил точку зрения, аналогичную Вашей, он сказал, что ему очень понравился монолог о языке, вставленный Куловым. Игламов сказал, сейчас пропадает нация татар, вслед за ними пропадет и нация русских. Но сто людей - сто мнений. Если прислушиваться ко всем, мне кажется, можно сойти с ума.

- Конечно, «Барыня» - спектакль многосмысловой, он растет. Кулов пытается смотреть на произведение Тургенева с точки зрения Шекспира, «потрясающего копьем», которое летит точно в цель. Как вы считаете сама Барыня раскрыта?

- Недораскрыта. Мне хотелось побольше узнать об этом персонаже, о матери Тургенева и о психологии Барыни, как тирана.


- Вы себя представляете в роли женщины, которая абсолютно распоряжается жизнью ста крепостных, сечет их? В гражданскую войну был феномен красавиц- комиссарш, которые тысячами лично расстреливали людей.

- Это трудно представить. Могу себя представить Барыней, которая сечет только за реальные проступки, граничащие с преступлением. То есть справедливой. Если бы была королевой, я бы, наверное, была справедливой королевой. Даже не наверное, а точно.


- У вас успешная жизнь?

- Я благодарна судьбе.


- Вы не замужем?

- Да, так вышло.


- Очень высокая планка к избраннику?

- Я бы не сказала даже, что высокая планка. Сначала в юности не хотелось, думала, пока рано. А сейчас уже за кого попало не хочется.


- Мысли материализуются, наверное, внутри себя не хотите или боитесь. Замуж за актера пойдете?

- Нет, не хочу замуж за актера. Мне нужен мужчина - хороший семьянин, который не будет убегать из дома, который будет рядом. Который меня будет отпускать. Мне нужен мужчина, который немножко слабее меня. Мне нужен хитрый и слабее меня, который мог бы мной манипулировать.


- То есть дополняющий Вас?

- Да. Самое главное, чтобы он не приказывал и не ставил мне какие-то рамки. Этого я боюсь.


- Думаю, что много достойных мужчин, даже актеров, хотели бы себя попробовать в роли Вашего мужа.

- Когда тебе стукнуло тридцать, не каждому уже доверяешь и не хочется начинать какие-то новые несерьезные отношения. Смотришь иногда на мужчину – и сразу понимаешь, лучше нет, лучше не надо.


- То есть Вы в этих отношениях шаманка, чувствуете интуицией, свой или чужой?

- Скорее всего.

- Приближающийся к Вашему идеалу мужчина – это не Раиль Ильдарович Садриев?

- Нет. Раиль Ильдарович - он мне как отец. Но мне кажется, с ним тяжело жить. Он любит командовать и ради поставленной цели все силы из тебя вытащит, «выпьет».


- Может, он просто, как татарский мужчина, хочет всем показать, кто хозяин публично, а в семье вполне мирный «подкаблучник»? Все силы отдает театру, но дома готов подчиняться, уж сил не остается «командовать». Вы могли бы им командовать?

- Нет. С таким мужчиной, как он - нет. Мне кажется, кода достигаешь определенного возраста, если ты актриса и безумно любишь театр, все более сложно решать вопрос с семейной жизнью. Думаю, мне нужно было выйти замуж в 22-23 года, когда я была немного слабее. Сейчас, когда ты сама себе создала свой уют, когда сама зарабатываешь, уже не хочется никому подчиняться. Иногда у меня появляются такие мысли – не родить ли мне ребенка просто для себя. Меня останавливает то, что, боюсь, когда мой ребенок вырастет до определенного возраста, он задаст мне вопрос - где мой отец?


- Но в любой метафизике брака подчеркивается, когда два человека соединяются на основе любви, то сила их объединенного «астрального», звездного «организма» увеличивается не в два раза, а в семь раз. Поэтому такой болезненный процесс развода, потому что жизненная сила каждого при этом падает в семь раз, разрушается общая аура. Нужно очень много времени, чтобы восстановиться. Метафизике брака нигде не учат, люди невежественны. Иногда женятся на деньгах - и все заканчивается моральной катастрофой. Так как актер - профессия, где необходимо чувствовать астральную и духовную энергию спектакля, партнеров и зала, то они это, наверное, хорошо понимают. Как любой суфий выглядит «безумным», потому что видит глубже, духовную логику событий, а не материальную «земную» логику, то и актеры, как суфии, выглядят людьми «не от мира сего». Чем талантливее актер, тем он «безумнее» в материальном, обыденном мире. Наверное, таким был выдающийся актер Абжалилов.

- Мысли у меня сейчас направлены именно на семью, на поиски второй половины. Это не мешает мне реализоваться как актрисе. Я получила звание, получила награду в театре, состоялась как актриса и сейчас хочу создать уют в семье - мужа, ребенка.

- Вы сильная женщина - раз задача поставлена, она решится. Если сердце желает - сила сердца сметает все препятствия.

- Есть еще одно обстоятельство, может быть, поэтому моя мечта о семье не осуществляется, сейчас наш Буинский театр на таком уровне, так быстро развивается - очень интересно работать. Пришли хорошие режиссеры, ставятся хорошие спектакли. Если уйду и буду сидеть в декрете, думаю, буду очень сильно скучать по театру. Именно сейчас хочется здесь быть, в данный момент «прорыва». Конечно, все так быстро развивается в театре, есть опасение, на год-два отстану, и здесь уже все изменится, не догонишь.


- Думаю, это не так. Вы за это время духовно вырастите, приобретете новую широту сознания. И не так много подобного Вашему талантов. Мне кажется, татарские женщины-актрисы играют интереснее мужчин, они словно черпают энергию из родной земли и из Космоса. Вот этот космический канал, он у татарских женщин гораздо более открыт. Татарские женщины актрисы потрясающе лиричны, у других актрис на сцене все-таки чувствуется иногда толстая, иногда тонкая «стеклянная» защитная стенка - у татарских актрис ее нет. Это, конечно, Божественный дар. Театр сегодня становится «женским». 80% зрителей - женщины, много режиссеров-женщин, 90% театральных критиков - женщины, возьмите ТЮЗ Кариева - театр, где концентрируется наибольший объем творческой женской энергии (лаборатории, драматурги, режиссеры, актрисы, женская интеллигенция и т.д.). В Буинском театре почти не было режиссеров женщин, он «мужской», зато поставили Зифу Кадырову. Вы очень сильно толкаете вперед Буинский театр своей женской энергией. Иногда думаю, убираем Вас из спектаклей – театр сильно может «просесть» по энергетике. Но галерея «сильных» женщин Вам, наверное, тоже немного приелась. Думаю, и Барыню нужно играть лиричнее, когда-то и она любила, была молодой, прекрасной, наверное, ее ожесточение оттого, что ее обманули. Вспомните себя в 18 лет. Как молодая девушка превратилась в Барыню – это самое главное.

- И все-таки, думаю, святое место никогда пустым не бывает. Новая молодежь подтянется, земля наша богата талантами. Просто им нужно больше доверять, и они раскроются. Много талантливых ребят, которые приходят к нам и уходят. Жалко, что уходят. Хотя, конечно, каждый человек уникален и его не удастся повторить.


- У вас был замечательный актер, крупный в «Вызывали?..» Зульфата Хакима, вы с ним играли. Он был так контрастен с Раилем Садриевым, так дополняли друг друга. Жалко, что ушел. Спрашивал Раиля, где он сейчас. Отвечает - валяется на диване. Удовлетворение за прошедшее театральное десятилетие есть?

- Есть. На сто процентов. Ощущается счастье. На сегодняшний день я Аллаху благодарна за все, благодарна за свою судьбу. Благодарна матери и отцу за то, что появилась на свет. Благодарна, что когда-то, 12 лет тому назад, встретила Раиля Ильдаровича, потому что он многое изменил во мне и моей судьбе. Если жила бы сейчас в Казани, работала в садике, наверное, была очень недовольна собой. Сидела бы и хотела поменять свою жизнь, и все время думала, завтра поменяю, завтра поменяю - и так прошли бы, может быть, мои годы.


- Зифа Кадырова, работая штукатурщицей, начала писать свои книги в 49 лет. Сейчас бешеный успех. Все равно, наверное, хочется получить Премию Тукая, «Золотую маску» и «Оскар»? Стать народной артисткой Татарстана?

- Да, следующая моя мечта - это туда. Хотелось бы получать и федеральные награды. Мечтаю застать тот момент, когда наш театр получит «Золотую маску».


- Пожелаем Вам, чтобы мечты сбылись. Благодарю за подробное интервью.

100_nezavisimaya_ocenka.jpg
ТАССР_edited.png
Сохраненное-изображение-2019-1-11_16-27-
Сохраненное-изображение-2019-1-11_16-45-

© 2020 Театр Буа / Буинский государственный драматический театр / г. Буинск, ул. К.Маркса, 68 / +7 (84374) 3-73-45  / teatrbua@mail.ru